Наш герой

Брюс Уиллис: правила жизни «Крепкого орешка»


Герой боевиков начала 1990-х, в меру накачанный, спортивный и лысоватый мужчина — все это приходит на ум при упоминании Брюса Уиллиса.

Американский актёр уже давно попал в число крупнейших мировых кино знаменитостей. Он, несомненно, крут, а сейчас — еще круче, ведь ему уже 65. А выглядит и чувствует он себя максимум на 45. Одним словом, настоящий «крепкий орешек». Брюс многогранная личность часто берет неожиданные роли, но при этом всегда остается собой. У него нет аккаунтов в социальных сетях — и не потому, что возраст, а потому, что он считает Twitter и Facebook началом безумия. Брюс киноактер, которого нельзя победить, он продюсер и музыкант, всенародный любимец «крепкий орешек», многодетный папаша, и красавец мужчина, которого лысина только украшает, сегодня с нами делится своими правилами жизни.

—     В детстве я заикался. Причем сильно — едва фразу мог договорить. А если вы заика, вам всегда не по себе, всегда что-то подсознательно мешает. Люди с вами чувствуют себя неловко, потому что хотят помочь вам справиться с предложением, а вы от этого запинаетесь еще больше — словом, порочный круг. Родители помогли мне просто тем, что не замечали моего недостатка. В таких случаях сострадание и любовь — лучшие лекарства.

—      Если говорить о моей карьере, то в моей карьере наступил, наконец, долгожданный момент, когда мне уже не нужно изображать чувака, спасающего мир. До смерти надоело бегать перед камерой с пушкой в руке. Моим любимым фильмом и по сей день остается «Крепкий орешек». Он один из моих самых любимых фильмов, хотя я чересчур много там сквернословлю. Но это потому, что в тот момент я только-только пришел в кино с телевидения, где ругаться было запрещено. Я, наконец, почувствовал себя свободным. Когда фильм вышел на экраны, позвонила моя тетка и говорит: Мне понравилась твоя картина, мой мальчик, но зачем же ты так ругаешься? Вообще-то я считаю, что раньше искусство имитировало жизнь. Сегодня жизнь все чаще имитирует искусство.

—       Когда тебе приходится туго, есть два варианта: покориться или пройти сквозь огонь. Я думал: ладно, я заика. Зато я могу вас рассмешить, так что вы об этом забудете. Этакий фокус. И я всегда старался развеселить приятелей, откалывал номера, чтобы посмешить сверстников, хотя это вряд ли казалось таким уж забавным нашим учителям. Я не хотел считать себя неполноценным и попросился на роль в школьном спектакле. В классе в восьмом я вышел на сцену — и случилось чудо: я перестал заикаться! А после конца спектакля начал снова. Стоило мне притвориться кем-то другим, не собой, как мой дефект пропадал. Из-за этого мне все больше и больше нравилось играть на сцене. Я сражался с заиканием целые годы и, наконец, победил. Поступая в колледж, я уже знал, что хочу быть актером.

—        Помню, когда мне было чуть больше двадцати, по нелепой случайности погибли несколько моих друзей. Примерно тогда же брата на шоссе сбила машина. Он отлетел метров на двадцать, а потом полгода лежал в больнице. Вскоре у сестры определили тяжелую форму лимфоматоза. Сейчас у нее полная ремиссия, но был короткий период, когда мы думали, что она вот-вот умрет. Так что я почти всегда ощущал, как хрупка жизнь. Говорят, боль — привилегия живых: когда умираешь, страдания прекращаются. Я в это верю. Когда думаешь о смерти, своей или чьей-то еще, чувствуешь, что умом этого не понять. Есть такая картина с идущим человеком: он начинает с момента, когда был еще крохотным младенцем. И вот он идет и идет, становясь высоким и сильным, а потом понемногу стареет, горбится, у него подкашиваются ноги. Я бы всем посоветовал повесить эту картину себе на стенку. Так человек может каждое утро вставать и говорить: «Вот в какой точке жизненного пути я сейчас нахожусь». Если смотреть на эту картину каждый день и спрашивать себя, сколько лет вам еще осталось, вы научитесь не тратить время попусту. Жизнь — это не кино. Дублей не будет.

—        К деньгам я отношусь спокойно и не считаю себя мультимиллионером, я не кричу везде, что я знаменитость и всё в таком духе, и что мы, мол, с женой так богаты. Я подгузники сам меняю. Я говно подтираю за собаками! Деньги развращают, но так уж вышло, что они нужны всем. В жизни мне нужно столько денег, чтобы я мог зайти куда угодно и позволить себе там пообедать. А быть миллиардером, я не вижу в этом смысла!

—        Когда я был мальчишкой, сорокапятилетние казались мне стариками. Сейчас я не чувствую груза лет, но вижу морщины у себя на лице. Слишком много смеялся! В душе-то я еще молодой, лет на двадцать пять. Но пить бросил. Когда у тебя свои дети, нехорошо напиваться. Я хочу прожить подольше ради своих детей. Хочу еще с их детьми побегать. Я веду здоровый образ жизни. Своё утро я начинаю, со шпината и яиц. Моё утро — это шпинат и яйца, но в первую очередь — яйца, а также обожаю черничный пирог, называю его «мужественной едой».

Жизнь коротка, даже если доживете до девяноста. Живите на полную катушку. Цените каждый миг, каждый час, каждый день, потому что не успеете и глазом моргнуть, как все кончится. Надеемся вам понравилось!

По материалам

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»